Шоу со смыслом

Опубликовано .

Сэр Теренс Конран сравнивает своего протеже Томаса Хизервика с Леонардо да Винчи. Похоже, с легендой английского дизайна соглашается и королева Елизавета, жалуя Хизервику орден Британской империи

Карьера Томаса Хизервика с конца 90-х стремительно идет вгору. Но только за последние два года имя дизайнера достигло ушей самой королевы. Сначала британец создал облетевший передовицы всех газет павильон для Expo 2010 в Шанхае, потом обновил дизайн лондонского автобуса и, наконец, стал автором чаши огня для недавней Олимпиады в Лондоне. Подвижная конструкция состояла из двух сотен медных лепестков, которые под изумленными взглядами четырех миллиардов зрителей оторвались от земли, чтобы символично соединиться в общем пламени. Хизервик отказался от идеи единого сосуда, заменив его разными по форме лепестками. По одному такому артефакту досталось каждой участвовавшей в Играх стране. Эффектности представлений и неординарности мышления Хизервику не занимать. Однако он совершенно равнодушен к производимому им wow-эффекту. Его занимает конструкторская и исследовательская деятельность, совсем как да Винчи, которому, в отличие от героя XXI века, большинство своих изобретений реализовать не удалось. Хизервик терпелив, настойчив и непредсказуем — он никогда не делает то, что от него ждут. Томас открыл собственную студию в 1994 году, а известность получил три года спустя. Тогда к Неделе моды магазин Harvey Nichols заказал ему оформить витрину. В итоге змееподобная деревянная лента, извиваясь между магазином и улицей, разрушила все 12 витрин. Когда Хизервику поручили разработать вентиляцию для подземки, в двух шагах от собора Святого Павла появились 11-метровые скульптуры-близнецы.

Обдумывая заказ, Томас обнаружил старенькое оригами, которое он скрутил когда-то на досуге. Так лист А4 вдохновил на постройку высотой в трехэтажный дом. Благотворительная организация Wellcome Trust, заказав Хизервику огромную инсталляцию для своей лондонской штаб-квартиры, поставила условие: фигура должна войти в дверной проем. Хизервика это не смутило: он придумал скульптуру из стеклянных шариков такого размера, чтобы они пролезли даже в щель для писем. Томас Хизервик способен придумать что угодно — от дамской сумочки до буддийского храма. Нужны уличные киоски — вот вам бронзовые раскладные, требуется освежить фасад — одеваем сверху новый, желаете приморское кафе — получите стальную пещеру.

Откуда о Хизервике прознали японские монахи, остается загадкой, но они доверили ему целый храм в Кагосиме. Строение должно располагаться напротив действующего вулкана Сакурадзима — места, где правительственными войсками был повержен последний самурай Сайго Такамори. Внутри захоронят останки самого Сайго, так что место будет особым. 

У дизайнера работа не шла, макет автору не нравился. Вдруг он вспомнил одежду заказчика — тяжелое буддийское одеяние — и обернул макет в схожие драпировки. Вот теперь было неожиданно красиво даже для Хизервика. Монахи-заказчики, к счастью, узрели в этой импровизации складки подушки, на которой восседает Будда. Макет был принят. Для того чтобы продолжить моделирование на компьютере, коллегам Хизервика пришлось одолжить в больнице 3D сканер. Было решено строить храм из стали и фанеры, горизонтальными секторами, а мебель и лестницы интегрировать сразу в интерьер. Саму постройку обтянут водоотталкивающей мембраной. То ли монахи нынче пошли прогрессивные, то ли Хизервик — мессия, но известно одно — он в авангарде. Не стоит, однако, думать, что британский дизайнер намеренно эпатирует или метит — о, ужас! — в архитекторы. В основе его практики всегда лежит изобретательство. Он дотошный инженер, который заставляет вещи работать. Обыкновенный стул он превращает в волчок (Spun, Magis) и заставляет кружащихся на нем взрослых вспомнить детство.

Когда фабрика Magis попросила Хизервика разработать для нее раскладной стол, дизайнер, конечно же, не стал делать банальные крылья. Он предложил стол с секретом. С виду обычный, чуть ли не скучный предмет интерьера, он способен оригинально удваивать площадь. Форма столешницы позволяет зацепиться пальцами за верхнюю ее половину и отделить от нижней. Короче говоря, Piggyback — это стол в столе, ножки которого спроектированы как пазл.

Из короткого пешеходного моста, переброшенного через узкую лодочную протоку, Хизервик сделал аттракцион городского масштаба. В пассивном состоянии мост свернут в клубок на одном берегу, позволяя лодкам двигаться вдоль канала. Кнопка управления приводит гидравлические поршни в действие. Спрятанные в парапете, они синхронно разворачивают восьмигранник под ахи зевак. Что могло быть, если бы Хизервик проектировал Тауэрский мост!

Томас Хизервик отличается от основной массы современных деятелей искусства тем, что поражает не макетом, а реализацией. Он никогда не теряет интерес к придуманному. За неимением возможности осуществить задумку прямо сейчас он готов искать ресурсы и ждать. Так произошло со скамейкой из литого алюминия Extrusions, лежавшей в столе 16 лет. Производителя он подыскивал еще со времен учебы в Королевском колледже искусств.

До поступления в этот престижный колледж Хизервик закончил курс 3D дизайна в Политехническом университете Манчестера. Финальным проектом года стал павильон, купленный в итоге парком Cass Sculpture Foundation в Гудвуде. Постройка приобреталась как временная, но стоит в парке до сих пор. Томаса помнят как нагловатого целеустремленного студента. Он настойчиво искал покровителей, поэтому не удивительно, что его первым заказчиком стал его учитель Теренс Конран. Последнего студент больше восхитил не предложением построить газебо из двух выгнутых 6-метровых фанерных листов, а тем, что он таки смог реализовать нарисованное в плане. Фанерная беседка стоит в саду у Конрана до сих пор. Студия Хизервика постоянно усложняет себе жизнь всякими «А что, если?» и «А почему бы нет?» Еще до появления реального заказчика и локации, с 1996 года Томас обдумывал идею стеклянного моста, который был бы сделан без единого шурупа или капли клея. Выход нашелся — сила компрессии. На примере книг дизайнер показывает, как он, сдавливая их по бокам ладонями, держит сразу десяток. Так и мост, состоящий из 1 334 листов стекла, будет удерживаться за счет боковой силы в 800 тонн. Проект пока не реализован: строительство отложили во время кризиса, и сейчас принимается решение о целесообразности этой дорогой конструкции.

На биомассе будет работать электростанция, спроектированная по дизайну Хизервика. Благодаря тщательно продуманным технологиям и необычной форме станция в городке Стоктон-он-Тис не только уменьшит выброс вредных веществ в атмосферу на 80%, но и будет здорово выглядеть. Большая ее часть, размещенная под землей, снизит производимый подобными объектами шум, а наземная сторона будет усажена растениями. Инфраструктурные объекты, которыми так интересуется Хизервик, — мягко говоря, не самый быстрый путь к славе. Но дизайнер и не стремится самовыражаться таким способом. Вместе с командой он все время создает что-то уникальное и старается не повторять себя. Ночной кошмар Хизервика — это появление собственного стиля. Конечно, чтобы выдавать столь разноплановые проекты и не терять в качестве, нужна не одна голова. Поэтому в его студии на Кингс Кросс работают инженеры, архитекторы, индустриальные и ландшафтные дизайнеры, скульпторы, фотографы, урбанисты и даже социологи. В обсуждении проекта принимают участие все, включая секретаря. Еще в коллективе есть человек, который ходит по офису и заставляет своими неожиданными вопросами выпаливать первое, что приходит в голову.

Иногда таким образом возникают хорошие идеи. Идея волосатого павильона Seed Cathedral для Expo 2010 Shanghai пришла, однако, не экспромтом. Дизайнер признается, что сначала была мысль вообще лепить павильон из пластилина. Сам по себе заказ на строительство был большой удачей для Томаса, обычно такого рода постройки поручают архитекторам с именем. Но выделенный бюджет оказался меньшим в сравнении с тем, что был предложен участникам из других стран, поэтому дорогие технические навороты решили не использовать, а само строение сделать небольшим. Размер компенсировали эффектностью и смысловой нагрузкой — большой ролью, которую играет Великобритания в сохранении видов растений. Внутри павильона, утыканного 60 тысячами акриловых прутов, находилась коллекция семян. 60 тысяч зернышек были запаяны на конце каждого такого прутика. Напоминающий ежа Seed Cathedral стал самой посещаемой достопримечательностью Великобритании, за полгода собрав более 8 млн посетителей и завоевав первый приз Expo 2010 Shanghai. Сам Хизервик всегда стремился быть ближе к людям. В прошлом году он взялся за один из символов Лондона — красный двухэтажный автобус. Транспортное средство, созданное в 1950 году, пришла пора освежить.

 

Обновленный автобус на 3 метра длиннее своего предшественника, при этом визуально выглядит компактнее за счет сглаженных краев и углов. Он по-прежнему красный и двухэтажный, с открытой задней площадкой, чтобы, как в старые времена, пассажиры могли запрыгивать или сходить во время движения. Но теперь он гибридный, то есть потребляет почти в 1,5 раза меньше топлива, более светлый внутри за счет увеличения площади остекления и, главное, в отличие от старого «рутмастера», доступен для инвалидов и родителей с колясками. Несколько таких дабдекеров уже курсируют по городу, остальные 600 планируют ввести в эксплуатацию до 2016 года. Самый обсуждаемый из текущих проектов Хизервика — пешеходный мост-сад через Темзу. Идея не нова, первым такой мост реализовали в Нью-Йорке на заброшенной железнодорожной эстакаде. Визуализация моста-сада через Темзу, Лондон Формат оказался востребованным: островки зелени в центре шумного города — чем не прекрасный план для любой столицы? Лондонцы тоже хотят подвесной сад, тем более что он раскинется на пути к Сохо и Ковент-Гардену, а значит, оттуда откроются отличные виды на Сити. Есть только одно «но». Власти мост строить разрешили, а вот средств не выделили.

Сейчас Хизервик пробует найти источники независимого финансирования. В контексте творчества Томаса Хизервика заказ его мечты никого не удивляет. Он хочет построить многоэтажную парковку в МилтонКинс. Милтон-Кинс – это город без истории, построенный по заказу парламента в 70-х по заранее согласованному плану. Вместо центра исторического в нем — торговый центр длиной в три мили, занесенный в Книгу рекордов Гиннесса как самый длинный. В общем, ничего интересного. Зато Хизервика вдохновляет то, насколько серьезно власти относятся к инфраструктуре нового города. «Милтон-Кинс необходима парковка. Сколько мировых примеров классных парковок вы можете вспомнить? То-то же. В этой сфере нет конкуренции, и лучший в мире паркинг можно построить по цене небольшой арт-галереи. И я хочу построить лучшую в мире парковку». Нет сомнений, что рано или поздно Хизервик так и сделает.

Floor #14

Текст: Ирина Барановская

Фото: Thomas Heatherwick Studio

 

НАЗАД