Мир предметного дизайна

Опубликовано .

Вещи на полку

Даже современному аскету есть что выложить из карманов, входя в квартиру. Поэтому гибрид столика и полки под названием Iggy, созданный Лукой Лонгу для Formabilio сделан так, чтобы занять в коридоре минимум пространства. Iggy выпускается из ели и ореха и состоит из столешницы и двух коробов разного размера. Последние

 

предусмотрительно имеют несколько засечек, чтобы легко перемещаться поперек столешницы. Иными словами, Iggy легко подстроится под уже существующий мебельный гарнитур, поднимая или опуская свои модули над консолью. Само собой, для пущего удобства эти модули двигаются и вдоль столешницы, так что причин продолжать класть ключи и телефон на пол попросту не существует.

Объем света

Испанский дизайнер Мартин Азуа преследует органическую стезю в своем творчестве и всегда аккумулирует в своих работах силы природы. И, как часто бывает в природе, красота не всегда означает совершенство. Отбитый край, кривая линия, асимметрия и непринужденность — главные черты его дизайнерского почерка. Так вышло и с изысканными светильниками Light container, выпущенными ограниченным тиражом в 5 000 экземпляров. В каждой корзине, выполненной из окрашенного металла, лежит дутое стекло, внутри которого находится источник света. Корзины бывают трех размеров и могут подвешиваться как индивидуально, так и группами. Само собой, двух одинаковых ламп не найти.

Музейный ковбой

Итало-малазийский дует Lanzavecchia + Wai, отмеченный в последние годы премиями в жанре «Дизайнер будущего» и «Новый талант», выполнил по заказу галереи Secondome две качели. Стальные изделия Rockers №1 и №2 соответственно вмещают одного или пару всадников. Если под качалку подставить фиксаторы, она превратится в скамейку. Что приятно, Rockers не являются исключительно музейным экспонатом, модель заявлена в производство и будет вскоре доступна для продажи.

Шведский пол

Шведская ковровая фабрика Bolon ныне управляется третьим поколением семьи Эклунд. Развитие компании началось с превращения отходов текстильной фабрики в тряпичные коврики, позже из ткацкой фабрики ей удалось превратиться в международный бренд и завести поклонников вроде Хайме Айона, Джулио Каппеллини и Пола Смита. Как и положено молодежи, сестры Эклунд привлекают к сотрудничеству звезд вроде Жана Нувеля или солидарные семейные компании наподобие Missoni. Коллекция ковров этого года Silence стала первой, изготовленной без добавления фталатов. В будущем так будет всегда, заявили сестры. Паттерны новой коллекции инспирированы природой Швеции и благодаря фирменному плетению Bolon и светоотражающей технологии создают настоящий трехмерный эффект. Небольшое эстетичное видео в поддержку выхода коллекции режиссировал шведский хореограф Александр Экман.

Превзойти учителя

На первый взгляд, кресло Dream выглядит как концепт с невозможной геометрией. Но датская фабрика Carl Hansen & Sоn сделала небывалое. В связи со 100-летием со дня рождения Ханса Вегнера они предложили его известному поклоннику архитектору Тадао Андо создать особое кресло в качестве оммажа великому датскому дизайнеру. И Андо решил, что настоящий трибьют получится, если только выгнуть фанеру больше самого Вегнера. Дело в том, что фанера хорошо гнется только в одном направлении, чтобы выгнуть ее в другом — нужна либо другая фанера, либо другие лекала и другое оборудование. Дабы удовлетворить пожелания Тадао Андо, датской фабрике пришлось применить новую для них технологию трехмерной формовки, над которой они бились более года. В итоге получилось эстетично — Dream производится в дубе и орехе, под лаком и маслом, в коже и с дополнительной подушкой. Вегнер был бы доволен.

Гнуть ротанг

Французское дизайн-бюро Numеro 111 — это два дизайнера и один архитектор, которые работают вместе с 2010 года. Трио создало мебельный гарнитур Insulaire в связи с победой на конкурсе VIA Furnishing programme, предполагающей в качестве приза собственную разработку. Коллекция, впервые представленная на январской выставке Maison&Objet, получилась одновременно легкой, функциональной, современной и экологичной. Главным ее декоративным элементом стал ротанг, оригинально использованный даже в ковровом покрытии. В Insulaire все продумано до мелочей: абажур светильника двигается по высоте, превращая его то в торшер, то в настольную лампу. Столешницы столиков снимаются и могут использоваться в качестве короба и подноса, подушки с жестким выдвижным каркасом, кроме своей прямой функции, могут использоваться в качестве упора под спину, а все прелести ширмы видны и на фото — тут и карманы, и перекладины, на которые можно повесить зеркало и полки в любом количестве.

 

НАЗАД