Социальный рост

Опубликовано .

Шорт-лист премии Стирлинга в этом году поднимает социальный градус

Нынешний президент Королевского института британских архитекторов и по совместительству первый лауреат премии Стирлинга Стивен Ходдер сочувствует судьям. Им предстоит выбрать только одно из перечня красивых, уместных, обогащающих городскую среду, экологичных зданий. В этом году пять из шести проектов – общественные некоммерческие сооружения: театр, библиотека, студенческий центр, бассейн и школа. И даже шестой – лондонский небоскреб The Shard доступен всем желающим: наряду с офисами и квартирами там открыты рестораны, отель, клиника и смотровая площадка. Выбор будет сделан 16 октября.

ТЕАТР EVERYMAN

Ливерпуль. Архитектор: Haworth Tompkins.

Новый ливерпульский театр найти легко – его силуэт формируют четыре вентиляционные трубы, ставшие доминантой городского горизонта. Однако самой обсуждаемой деталью Everyman стали подвижные жалюзи с коллективным портретом горожан. Изображения фигур в полный рост вытравлены на основе фотографий. Такое решение мало где было бы уместно, но Ливерпулю прощают сентиментальность. Предшественник нового театра был построен в центре Ливерпуля еще в XIX веке. Он появился в результате реконструкции небольшой часовни. Логично, что заказчики и архитекторы сошлись во мнении сохранить старинную атмосферу здания. Для этого в ход пошли оригинальный красный кирпич и использованное в кровельной конструкции старого театра дерево. Остальные материалы выбрали под стать: бетон, черный металл, дуб, ироко и крашеная фанера. Новое здание получило 400-местный зал, по форме повторяющий оригинал. Его дополняет малая сцена, фойе, зал для репетиций, выставочная галерея, мастерские, звукозаписывающая студия и кафе.

 

СТУДЕНЧЕСКИЙ ЦЕНТР ИМ. СО СУИ ХОКА

Лондон. Архитектор: O’Donell + Tuomey Architects

Кирпичная кладка на изогнутой громадине, где расположился студенческий центр Лондонской школы экономики, положена не абы как. Из 175 тысяч кирпичей, уложенных на фламандский манер, не найдется ни одного резаного. Ломаные стены и узорная перфорация во многом способствовали такому трюку. Несмотря на частично обнаженную структуру, постройка не дает точно определить этажность. Однако этажей девять: семь над землей и два под ней. Общая концепция интерьера – «жилой склад», поэтому смешение самых разных материалов приходится весьма кстати. Кирпич ручной работы, витражи, тераццо, дуб, бетон, который местами даже слишком брутален, – но когда студенты соблюдали приличия? Им важнее непрерывное социальное взаимодействие, ради которого внутреннее пространство студенческого центра организовано по спирали. Один этаж плавно перетекает в другой, «заламывая» лестницу и обеспечивая дополнительные площадки и переходы. Объем здания пронизывают несколько винтовых лестниц. Минусовые этажи с высокими потолками отведены под клуб и бар. Дозу дневного света они получают из окон, расположенных вровень с улицей. К слову, организация натурального освещения и вентиляции обеспечили зданию высшую отметку BREEAM. На верхних этажах архитекторы уместили спортзал, комнаты для молитв, радиостанцию, переговорные и конференц-залы для студенческих объединений.

 

ГОРОДСКАЯ БИБЛИОТЕКА

Бирмингем. Архитектор: Mecanoo Architecten

Кубический праздничный торт прямо на центральной площади Бирмингема – это новая городская библиотека – самая крупная в Европе и первая британская реализация голландцев из Mecanoo. Ажурная сетка на фасаде – напоминание о ювелирном квартале города. Тени от ее металлических колец падают в читальные залы, причем зимой и летом по разному. Четыре уровня, легко отличимых с улицы, сдвинуты по отношению друг к другу, в выступах организованы зеленые террасы. Читать можно и здесь. Лифты и эскалаторы помещены по центру здания и связывают между собой восемь зон, расположенных по периметру. Центральная воздушная шахта не только помогает ориентироваться в библиотеке, но и обеспечивает доступ дневного света и работу вентиляции. В нижней части библиотеки расположены читальные залы. Здесь полы незаметно «наклоняются» и ведут в секцию фантастики, затем в музыкальную часть и, наконец, в детскую зону. Под крышей хранится архив, а уровнем выше – викторианская комната с исторической библиотеки Шекспира. Отросток в виде трубы на крыше, который легко различим с улицы, и есть та самая святыня. Эта мемориальная комната существует с 1882 года. Дерево для украшения читальни заимствовали еще из первой городской библиотеки. Кто-то скажет, что здание новой библиотеки больше похоже на рекламный трюк, а не на книжный храм. Впрочем, если такая реклама обратит англичан к бумажным книгам, пусть будет так.

 

ЦЕНТР ВОДНЫХ ВИДОВ СПОРТА

Лондон. Архитектор: Zaha Hadid Architects.

Приспосабливающиеся здания обычно навевают скуку. Компромисс означает, что ни одна из функций не работает в полной мере. Так говорили, когда Заха Хадид представила проект главного бассейна для Олимпийских игр-2012. Она добавила крылья, где смогли уместиться все желающие зрители. Выражаясь архитектурно, именно эти крылья и позволили зданию парить. Настроение архитекторы черпали, само собой, из воды. Текучее внутри и снаружи, здание напоминает волну, которая вот-вот поглотит стеклянную конструкцию на своем пути. Динамика продолжается внутри, где волнистый деревянный потолок играет роль акустической панели, причем так хорошо, что на фоне криков пловцов зрители ведут разговор без усилий. К удивлению многих скептиков и просто критиков Захи Хадид, спортивный центр удался на славу. Он без сбоев отработал в качестве олимпийского объекта, а теперь функционирует как общественный бассейн. Крылья уже не только разобрали, но и успели переработать на нужды юношеского центра. Просторный, залитый дневным светом бассейн не только красив, но и построен с учетом высокой экологической эффективности, о чем свидетельствует инновационный сертификат BREEAM. Очевидно, что спортивный центр станет любимым многими поколениями британцев.

 

БАШНЯ THE SHARD

Лондон. Архитектор: Renzo Piano Building Workshop.

Как и полагается архисовременному зданию, Shard надолго обеспечил таксистов, историков и клерков темой для разговоров. Кто-то считает его эпицентром анархии, а кто-то любуется преломлениями света в его покатых стеклах. Правы и те и другие. Очевидно, что детище Ренцо Пьяно – услада для богатых. Построенное на деньги Катара, оно символизирует европейскую уступчивость и восточную власть над Старым Светом одновременно. Но надо признать, что уместить такую грандиозную башню на плотно застроенном участке – великое достижение. Об «Осколке» Ренцо Пьяно, как и о «Корнишоне» Нормана Фостера, говорят даже те, кто далек от архитектуры. Но и зодчим есть чем восхищаться: например, тем, как стеклянная оболочка, касаясь земли, расщепляется, обнажая скелет здания; как этот скелет просматривается даже внутри; как он бликует на солнце, поравнявшись с соседними зданиями. Shard – пример острой урбанизации. Так, 127,5 тыс. м2, вмещающие на маленьком клочке земли отель, рестораны, офисы, больницу, апартаменты и галерею, – это настоящий вертикальный город, который видно отовсюду. Но благодаря особому углу наклона фасадных стекол, башня отражает меняющееся небо, а не окружающий пейзаж, из-за чего выглядит невесомо. К слову, немногие небоскребы могут похвастаться этим качеством.

 

ШКОЛА ИСКУССТВ

Манчестер. Архитектор: Feilden Clegg Bradley Studios

В прошлом году Манчестерская школа искусств – одна из старейших в Великобритании – отметила 175 лет со дня основания. В связи с датой институт получил пристройку, которая соединила оригинальное здание XIX века с башней, построенной в 60-х годах. Последнюю тоже обновили. После ремонта исчезли все кабинеты и мастерские – теперь студенты занимаются на виду друг у друга, практически в коридорах. Визуально школа больше похоже на музей: такое впечатление, что перед вами холл «Метрополитен-опера», а не учебного заведения. Тем более что зайти внутрь может любой желающий. Залитый светом атриум пересекают лестницы, пандусы, переходы. Ключевые материалы, использованные внутри, – вариации бетона и дуб. Уравновешивая друг друга, они вторят эстетике складского помещения, придавая интерьеру такую важную сегодня демократичность. Школа гордится своим продуктом, поэтому глянцевый фасад этого 7-этажного здания представляет собой одно большое окно, в определенной мере унимающее любопытство случайных прохожих.

 

 

Floor #17

Текст: Ирина Барановская