Сон пирата

Опубликовано .

Нет, Ора Ито не японец. Он француз с не менее экзотичным именем — Ито Морабито. Хотя восточной симпатии к футуризму и увлечения технологиями ему не занимать

Если бы Ора Ито жил в Готэм-сити, он определенно стал бы автором бэтмобиля. Этот француз абсолютно бесстрашен, к тому же, знает толк в эстетике и современных материалах. Узнав о способностях дизайнера, автомобильная компания Citroen заказала самоуверенному соотечественнику концепт автомобиля будущего. И тут Ито проявил не только смелость и талант, но и смекалку. Он обратился к традициям автомобильного дома, а точнее к знаменитой президентской модели DS и извлек из нее все самое передовое. Так получился Evo Mobil — кресло-седан с мутировавшими в фары задними ножками. Сказать, что получилось необычно, — ничего не сказать. Ито, исследуя архивы достопочтенной компании, так вошел во вкус, что спустя год, в 2011-м, представил пару своему «эвомобилю» — летающую тарелку Ufo.


Скомбинировав инженерию, науку и искусство в правильных пропорциях, Ито таким способом высказался о транспорте будущего. Аэродинамичное тело Ufo лишено колес и рассчитано на пару пассажиров, так что легко сможет совершить посадку даже в пешеходной зоне. Презентация этих концептов проходила на одной из улиц Милана, где образцы сходу были продемонстрированы в среде обитания. Мог ли представить Ора Ито 15 лет назад, что будет разрабатывать транспорт будущего?

Он решил пойти другой дорогой еще тогда. Многие молодые дизайнеры ломают голову над рецептом успеха. Большинство из них участвуют в десятках конкурсов, затем, наконец, получают небольшой заказ, позже второй — и так до тех пор, пока не клюнет крупная рыба. Потом уже легче. Но Ито не стал ждать клева. В 1997 году, будучи 19 лет от роду, юный марселец вообразил себя арт-директором культовых брендов. Так на бумаге появились рюкзак Louis Vuitton, ноутбук Apple, туфли Roger Vivier, вилла Gucci и другие виртуальные задумки. Ито был настроен решительно — он выложил несуществующие товары в интернет, датировал их 2010 годом и понял, что происходит, лишь когда посыпались заказы. Оказалось, что один из журналов напечатал фотографию под видом реального товара.


Слухи вскоре дошли до самих брендов. Ито впору было готовиться к наказанию за бренд-хакинг. Но к тому моменту его имя знал любой редактор и менеджер фабрики. Ито переживал только об одном: что шумиха утихнет, а он так и останется бумажным дизайнером, не реализовавшим ни одного объекта. Поэтому предложение Джулио Каппеллини — разработать медиа-кампанию для Cappellini — он принял с энтузиазмом. Потом Джулио доверил Ито стул, оказавшийся той самой «крупной рыбой». Дальше были Heineken, Artemide, Nike, Adidas, Christofle, Roche Bobois, Lacie, Parador, Guerlain, Zanotta, наконец, Citroen. Сейчас в студии Ито работают 15 человек — неплохо для правонарушителя, когда-то бросившего дизайн-школу. Дело в том, что Ито родился с дизайнерскими генами. Его отец, Паскаль Морабито, известный дизайнер и ювелир, продает на Вандомской площади эксклюзивные вещи собственного производства: парфюмерию, скульптуры, украшения. А дядя, Ив Байард, был архитектором.

Одним из его самых известных проектов считается Музей модерна и современного искусства в Ницце. Но выбрать сферу деятельности, по его собственному признанию, Ито побудили не родственники, а Фрэнк Ллойд Райт — американский архитектор-новатор. Кроме Райта, его вдохновляли личности вроде Ле Корбюзье, Энди Уорхола и супругов Имц. Морабито проучился в школе промышленного дизайна меньше двух лет. Ему не нравилось ехать по накатанной колее, хотелось провокации. Он ее получил сполна, едва не став персоной нон-грата в дизайне навсегда. Но спас талант. Теперь Ито смотрит только вперед. Его портфолио объединяет, кажется, все сферы жизнедеятельности: мебель и технику, интерьеры и посуду, косметику и даже скульптуру. Его главный постулат — simplexity, что означает простота плюс цельность.

Другими словами, ито предпочитает скрывать функциональность объекта за его внешней непритязательностью. Он не употребляет слово «декор». «Я не декорирую, я соединяю и смешиваю, как ученый в лаборатории. Мне нравится сочетать античность и модерн». Морабито не старается создать как можно больше предметов дизайна, он стремится передать персональное видение будущего. Его наиболее захватывающие работы — те, которые решают задачи, как, например, светильник-прищепка Everywhere Light для Artemide. Мебель от Ора Ито, в меру строгая и в меру футуристичная, стала бы идеальным решением для квартиры спецагента.

В большинстве своем монохромная и глянцевая, изготовленная из кожи, металла и стекла, она вызывает эмоции, наподобие тех, которые возникают при виде идеально сидящего костюма-тройки. Подобно спецагенту, Ито целеустремлен и избирателен, живет в будущем и мыслит глобально. Он разрабатывает интерьер поездов Alstom, самолетов Sabena и Airbus, где его работа отнюдь не сводится к авторскому выбору обивки для сидений. Здесь все серьезно: в игру вступают динамика, гравитация, давление. Летающая тарелка уже есть. Следующий шаг — космический корабль. Тем временем Ито тренируется в формах и материалах. Речь о скульптуре, представленной в 2010 году на выставке 100% Design в Лондоне. Это изваяние выполнено из акрилового камня Hi-Macs и продолжает тему «симплексити». При ближайшем осмотре оказывается, что объект — не ода праздности, а футуристичная скамейка. Этот устремленный в небо изогнутый монолит не просто обыгрывает фильм Стэнли Кубрика, он символизирует вечность. К стилистике фильма «Космическая одиссея: 2001» отсылает и интерьер номеров в недавно открывшемся бутик-отеле «O» в первом округе Парижа. Каждая из 29 комнат выполнена в уникальной цветовой гамме, а их продуманная последовательность формирует полный спектр впечатлений.

«O» — это дебют Ито в качестве хотельера. Он не просто выполнил декоративные работы, но взял на себя и другие обязательства, намереваясь расширять сеть во Франции, а затем и за ее пределами. Можно допустить, что следующим пунктом, где появится отель «O», станет Марсель — родной город героя. В связи со статусом европейской культурной столицы, предоставленным городу в 2013 году, здесь здорово обновляется ландшафт; кроме того, в этом году открываются Региональный Фонд современного искусства и Музей европейских и средиземноморских цивилизаций. Преобразится к лету и главная архитектурная достопримечательность города — «Жилая единица». До сих пор вызывающая противоречивые отклики критиков, эта брутальная глыба освежила фасад и обрела покровителя в лице Ора Ито.

В 2010 году, в рамках общей реновации здания, он выкупил террасу на крыше площадью 600 м2 (ту самую — с видом одновременно на море и на горы) и отреставрировал ее под арт-галерею. В мае здесь представят первую экспозицию Architectones, созданную совместно с Ксавье Вейаном. Ито обещает устраивать одно крупное шоу ежегодно, а саму площадку, где также будут работать кафе и книжный магазин, сделать всесезонной. Другими словами, программа в зависимости от времени года будет приобретать образовательные или развлекательные черты. Черты самого дизайнера проявляются в его собственной квартире. Она находится в третьем округе Парижа в особняке XVII века.

Ито выбрал ее из-за невероятной красоты потолков, которые отсылают к эстетике старой Франции. «Если бы я жил в Нью-Йорке, то остановился бы в лофте, но здесь, в Париже, я хочу чувствовать французский дух», — говорит Ито. Впрочем, несмотря на корни дизайнера, никаким пресловутым «провансом» тут и не пахнет. Базовые элементы, вроде напольного покрытия, окон и потолка, кажется, остались с прежних времен, а вот остальное наполнение будто вырвано из другой реальности. В центре — жираф в натуральную величину, рядом R2-D2, на стене рама без картины, напротив — манекен в японских доспехах.

Жираф — идея известного скульптора Жана-Франсуа Форту, робот из «Звездных войн» — оригинальный реквизит со съемочной площадки, массивная рама — работа французского дуэта Kolkoz. Латы тоже наверняка выкуплены из музея или, на худой конец, у декоратора фильма «Последний самурай». Мебель — собственного дизайна. Всю эту эклектику венчает лимонный светильник, похожий на школьный макет солнечной системы. В этом весь Ора Ито: так комбинировать эпохи умеют не все историки.

Floor #12

Текст: Ирина Барановская

Фото предоставлены пресс-службой Ора Ито

НАЗАД